Вы можете авторизоваться на сайте через:

Старославянизмы в произведениях А.С. Пушкина

С произведениями А. С. Пушкина мы связываем начало развития современного русского литературного языка. Действительно, язык пушкинских произведений отличен не только от языка литературных предшественников, но и от построения текстов многими его современниками. Это «новое» можно заметить на примере использования каких-либо единиц, например, старославянизмов.

 

Фрагмент картины И. Репина «Пушкин в Царском Селе»

Слова, заимствованные русским языком из старославянского — старославянизмы, со времён ломоносовской теории трёх штилей использовались русскими писателями с целью придания тексту торжественности, т. е. функция этих слов заключалась в «переключении» на высокий стиль.

 

Старославянизмы в произведениях Пушкина несут гораздо более разнообразную стилистическую нагрузку. Кроме традиционной функции, они служат созданию колорита эпохи, используются в отнюдь не торжественных описаниях — в стилистически нейтральных текстах, в обыденной речи и даже в функции снижения стилевой окраски, а иногда и в ироническом размышлении. Способствует столь разнообразной игре старославянизмами использование синтаксиса, который делает заимствованные слова не столь заметными, помогая вхождению в живой язык.

 

Насыщены старославянскими словами многие пушкинские стихотворения: «Анчар», «Пророк», «К морю», «Погасло дневное светило», «Талисман», «Под небом голубым», «Гречанка», «Чёрная шаль» и др. Более крупные произведения демонстрируют мастерство поэта в использовании старославянских слов, исходя их различных творческих задач. В «Песни о Вещем Олеге» старославянизмы помогают ощутить дух времени, в сказках — создать атмосферу сказочности, мифологического хронотопа. В произведении «Медный всадник» старославянские слова выстраивают две стилистические линии: торжественность в повествовании о Петре I и нейтральность, переходящую в сниженность, когда речь идет о злоключениях Евгения, причём во второй линии старославянизмы сосуществуют в тексте наравне с исконно русскими словами. А в «Евгении Онегине» старославянское слово вдруг становится доминантой иронического высказывания.

 

Старославянизмы Пушкина «укладываются» в принятую классификацию этих элементов языка.

 

Фонетические старославянизмы

— неполногласие: сочетания -ра-, -ла-, -ре-, -ле- в пределах одной морфемы, которым соответствуют полногласные сочетания -оро-, -оло-, -ере-, -еле- в исконно русских словах: мрачный, влачился, глас («Пророк»); древо, хладными, пределы («Анчар»); Град на острове стоит / с златоглавыми церквями... («Сказка о царе Салтане»); златая цепь, пленяет, чредой, брег («Руслан и Людмила»); взор омрачился, позлащенное стремя, бранное поле, прах, у брега, владыка, врат («Песнь о Вещем Олеге»); град Петров, из топи блат (болот), влачил (о Евгении) («Медный всадник»); язык Италии златой («Евгений Онегин»).

 

А вот пример того самого иронического высказывания из «Евгения Онегина», доминантой которого становится старославянизм:

  • Мечты, мечты! Где ваша сладость?
  • Где, вечная к ней рифма младость?
— сочетание жд на месте русского ж: виждь («Пророк»), природа жаждущих степей («Анчар»).

 

— ударный Е на месте русского Ё: на почве, зноем раскаленной (рифмуется со словом вселенной), в путь потек (рифмуется со словом человек) («Анчар»).

 

щ на месте русского ч: град полнощных стран краса и диво, полнощная царица («Медный всадник»).

 

Словообразовательные старославянизмы

— старославянские приставки на з-, с-, пре-: воззвал, восстань («Пророк»); как взмолится золотая рыбка («Сказка о золотой рыбке»); восхищения не снесла («Сказка о мёртвой царевне»); возглашают над собою («Сказка о царе Салтане»); препоручу («Медный всадник»).

 

— суффиксы -ств-, -ость, -знь: Зима! Крестьянин торжествуя… («Евгений Онегин»); Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною («Сказка о попе и работнике его Балде»).

 

— компоненты сложных слов благо-, добро- и др.: Благодарствуй за обед («Сказка о мёртвой царевне»).

 

Морфологические старославянизмы

Использование устаревших форм: виждь, мудрыя, гад (форма Р. п. мн. ч.) («Пророк»); вешни дни («Медный всадник»); весок горючий («Анчар»).

 

Обращения Отче, Боже, други часто встречаются в поэтических строках Пушкина: Вы, отроки-други, возьмите коня («Песнь о Вещем Олеге»).

 

Лексические старославянизмы

Это христианские слова, которые можно узнать по отвлечённому значению, религиозной соотнесенности или называнию частей тела «по-другому»: пророк, серафим, глагол, десница, перстами, уста, горний («Пророк»); чело, тлетворный («Анчар»); Ланиты жизни лишены, / Cвинцовой бледностью покрыты («Руслан и Людмила»).

 

Часто пушкинские строки наполнены старославянизмами различных типов:

  • Блеснул кровавый меч в неукротимой длани
  • Коварством, дерзостью венчанного царя;
  • Восстал вселенной бич — и вскоре новой брани
  • Зарделась грозная заря. («Воспоминания в Царском Селе»)
Пушкинские старославянизмы многофункциональны, поэт предоставляет им целый спектр стилистических ролей, вводя эти слова в современный литературный язык, строя с ними другие отношения по сравнению с авторами предыдущей эпохи.

 

 

Виктория Прокофьева

 


Поделиться публикацией:

Комментарии

Комментарии (0)
    Чтобы оставить на сайте свой комментарий, вам необходимо авторизоваться через один из сервисов:

    ^Наверх